«СЛОВО О СОБАКЕ»

This post has already been read 62 times!

Сильва выросла в рабочей семье, где ее не слишком баловали, но никогда не били, и сыта она была всегда, — а не это ли самое главное для собаки?

Когда в город пришли немцы, хозяев Сильвы арестовали и заключили в концлагерь, а ее «конфисковали». Каково было в фашистских лагерях, много говорить не требуется, известно. Голод, холод, истощение… Тяжко взрослому. А ребенку? Смерть уже витала над головой сынишки хозяев Сильвы.

Но однажды ночью их разбудило тихое радостное повизгивание. Кто-то тыкался влажным носом, лизал, поскуливая от волнения. Сильва! Она убежала от немцев, перегрызла веревку, которой была привязана, потом проделала подкоп под колючей проволокой, той, что был обнесен лагерь, и пришла.

Как она отыскала след хозяина, ее тайна. Ведь прошло уже порядочно времени и запах на дороге давным-давно исчез. Она притащила кость с остатками мяса. Это был чудесный дар, волшебное приношение, на которое способно только доброе, любящее сердце.

Извлеченный из кости сладкий жирный мозг буквально вернул жизнь малышу. У Брэма о собаке сказано, что никакое другое животное на земном шаре не пользуется таким уважением, дружбой и любовью, какие заслужила себе собака со стороны человека. Она до такой степени необходима для благосостояния и процветания человека, что составляет как бы часть самого человека. Брэм цитирует Кювье: «Собака составляет самое замечательное, совершенное и полезное из всех приобретений, какие когда-либо сделал человек. Весь вид в целом сделался нашей собственностью; каждая особь его вполне принадлежит человеку, своему хозяину, соображается с его потребностями, знает и защищает его имущество и остается верной ему до самой смерти. Все это она делает к тому же не из нужды, не из боязни, но исключительно из чистой любви и

привязанности…». Кроме того, Брэм говорит, что собаку находят повсюду, где есть человек; ее встречают и у самых отсталых народов; она сделалась их товарищем, другом и защитником.

Замечательную характеристику дает собаке Линней. Он отмечает, что отличительной чертой ее является верность: это товарищ человека; виляет хвостом при приближении хозяина, не дозволяет его бить; если тот идет быстро, она бежит впереди, на перекрестках оглядывается, понятлива, отыскивает потерянное; ночью сторожит дом, извещает о приближающихся, охраняет имущество, отгоняет скот от полей, сгоняет в стадо северных оленей, охраняет рогатый скот и овец от диких зверей, сдерживает даже льва, поднимает дичь, подкарауливает уток, подкрадывается прыжками к сетям, приносит убитую охотником дичь, не трогая ее, во Франции вертит вертел, в Сибири тащит сани.

Собачья упряжка

Великий русский ученый И.П. Павлов назвал собаку «исключительным животным».

И вправду, не подвиг ли (в пределах возможностей собаки) совершила Сильва, в час полной безысходности сумевшая обмануть бдительность фашистских сторожей и помочь дорогим ей людям!

Не исключительно ли то, что собака живет рядом с человеком даже там, где не может обитать ни одно другое домашнее животное? Даже в джунглях Анголы вы увидите собак. Правда, они удивительно тощи, ленивы, с непомерно длинными болтающимися ушами и полным отсутствием интереса к жизни, но они — собаки.

Испанцы, высадившиеся в Перу, не встретили там лошадей — индейцы не знали их, — но собаки были.

Вспомним изречение известного русского физиолога Модеста Богданова, которое любил повторять И.П. Павлов: «Собака вывела человека в люди».

Конечно, не надо это понимать буквально. Все будет ясно, если представить, в каких условиях жил наш предок — доисторический человек. Вынужденный скрываться от своих многочисленных преследователей, он не спал ночами, тревожно всматриваясь в темноту, прислушиваясь к каждому шороху. Треснувший сучок, птичий вскрик заставляли его вскакивать в страхе.

Все изменилось с того дня, когда человек приручил собаку — первое домашнее животное, первого помощника и друга.

Теперь он мог не опасаться, что его застигнут врасплох — собака предупредит. Человек перестал быть гонимым и преследуемым, наоборот, наступило время, когда другие должны бояться его. Он стал спокойно отдыхать, нервы пришли в равновесие, а самое главное — высвободились для продуктивной работы руки и мозг, человек вдруг понял, что он — человек и, если ему удалось одомашнить, превратив в своего союзника, одного из бывших врагов, то не исключено, что будут и другие. Это имело огромнейшее значение, немногим меньше того камня или той палки, из которых он сделал первые орудия труда.

Лайка

По остроумному замечанию Бертрана Рассела собака не может рассказать свою автобиографию, как бы красноречиво она ни лаяла, она не может сообщить вам, что ее родители были хотя и бедными, но честными собаками… За нее говорят древние манускрипты, памятники археологии.

Лукреций и Аппиан, Геродот и Плутарх, Плиний и Страбон — все упоминают о собаке как послушной и ревностной исполнительнице замыслов хозяина. Элиан отмечал, что еще за восемь веков до нашей эры магнесийцы, жившие на Меандре, имели свирепых, устрашающего вида псов, которых в бою выпускали впереди рабов-копейщиков.

Царь-плотник Петр Великий, так много труда и сил отдавший для благополучия и пользы государства Российского, имел обученную собаку; она находилась при нем неотлучно даже в походах и заграничных вояжах.

Историк Миллер, описывая поход на Югру, указывает, что часть пути русская рать передвигалась с помощью собак, которые буксировали лыжников и тащили сани с поклажей.

Реку Индигирку казаки, сподвижники Хабарова и Дежнева, прозвали «собачьей»: на собаках местные жители перевозили грузы, ездили в гости и на рыбную ловлю, проходили с собаками громадные расстояния, занимались охотничьим промыслом.

Упряжные собаки оказались неоценимым подспорьем для русских смельчаков, мужеством, волею и неутомимым усердием которых создавалось могущественное государство, протянувшееся через два континента.

Освоение просторов Севера и завоевание полюсов земного шара — героическая глава «биографии собаки». Нет таких полярных экспедиций, которые бы не использовали этих терпеливых, выносливых и неприхотливых работников! Как говорит Г. Вилле, четвероногому созданию суждено было стать самым верным и надежным помощником полярных исследователей. Собаки были друзьями Амундсена и Шеклтона, Седова и Пири. Часто, очень часто за эту дружбу преданное животное платило жизнью.

Летом 1898 года вышло в плавание к южным морям судно «Южный крест», на борту которого находилась экспедиция, возглавляемая Борхгревинком. В Лондоне оно забрало груз, какого еще никто до этого не брал с собой, направляясь к Южному полюсу: девяносто ездовых собак.

Разминирование у Днепрогэса

Через девять месяцев, достигнув кромки великого оледенения, Борхгревинк с тремя товарищами и двадцать собак, тянущих сани, по сухопутью пытались штурмовать полюс. Разыгрался шторм. Путь назад был отрезан. Да люди и не думали об отступлении. Ледорубами они проложили себе дорогу по кромке обледенелых скал. Внизу бушевало море. А как собаки? Они ползли на брюхе, скользили, их когти были бессильны зацепиться за лед и камень. Не думать о них! Не оглядываться! Жалобно скулящие собаки срывались вниз, разбиваясь вдребезги. Одна, другая… Все двадцать!

Двести сорок собак участвовало в экспедиции Пири. Назад не пришла ни одна. Бессловесные животные, такие трудолюбивые и покорные (хотя порой и показывают зубы), они приносятся в жертву ради высших устремлений, которыми одержим человек и оценить которые способен лишь он.

Вернувшись с Южного полюса, на банкете в Королевском географическом обществе в Лондоне Руал Амундсен поднял бокал:

— За собак! За собак, которые помогли мне покорить полюс!

Собаки были в его экспедиции не только тяглом, но и пищей, передвигавшейся на собственных ногах. По мере продвижения к полюсу он убивал одних, чтобы накормить оставшихся. Амундсен рассчитал все: восемнадцать собак хватит, чтобы добраться до полюса; там ждал конец еще шестерых; двенадцать доставили победителя назад.

1934 год. Трагедия в северном полярном бассейне: ушло в пучину, раздавленное льдами, советское экспедиционное судно «Челюскин». Весь состав экспедиции оказался на льду, во власти стихии. Людей вывезли на Большую землю самолетами. Спасены все. На льдине осталась палатка, а в ней консервы, горючее, спички — извечный обычай полярников оставлять на случай самое необходимое, если после них кто-нибудь еще будет терпеть здесь бедствие. Мужественный, известный полярный мореход, коммунист капитан Воронин покинул лагерь челюскинцев последним, как и положено капитану. Хотя нет, не последним. Слышен жалобный визг, лай. Собаки! Неужели о них забыли?! Нет, нет, не забыли! Снизился еще один самолет. В унтах, в малице, похожий на медведя, из кабины появился летчик Молоков, один из героев челюскинской эпопеи. Он специально сделал дополнительный рейс, чтобы вывезти собак.

Позднее международное общество защиты животных отметило благородный поступок русского пилота, наградив его золотой медалью.

Вспомним Великую Отечественную войну.

В дни битвы под Москвой, поздней осенью сорок первого года, произошло событие, которое не было отмечено в приказах Верховного Главнокомандующего, но, право же, заслуживало быть занесенным в военные хроники: группа фашистских танков, пытавшихся атаковать советский рубеж, повернула назад, завидев… мчавшихся на них собак!

Впрочем, испуг гитлеровских танкистов был вполне обоснован: собаки взрывали неприятельские танки, гибли, но оставались жить люди.

В дни обороны Ленинграда гитлеровское командование сообщало, что под Ленинградом русские выпустили на позиции «бешеных» собак. На самом деле это были не бешеные, а вполне нормальные, здоровые собаки, обученные взрывать вражеские укрытия.

Отступая под ударами советских войск, гитлеровцы намеревались не оставить камня на камне на нашей земле. Сотни килограммов взрывчатки заложили фашисты в плотину Днепровской ГЭС.

Но мохнатые «саперы» отыскивали взрывчатку.

Собаки участвовали в разминировании, благодаря им уцелели многие населенные пункты. Они помогли сохранить архитектурные сокровища Праги, Лодзи, Любляны, Белграда, Софии, Будапешта, Вены.

В послевоенные годы с помощью собак расчистили от мин Брянский лес, обезвредили огромные минные поля, оставшиеся там, где прокатилось огнедышащее чудище войны.

Лайка (космическая)

Двенадцать тысяч мин отыскал четвероногий ветеран Дик. Одна собака! Именно собака во многом делала работу людей безопаснее.

Собаки переносили донесения, подвозили боеприпасы.

Собаки спасали раненых.

Когда-то замечательный просветитель и гуманист Томас Мор, заплативший за свои убеждения жизнью, заметил, что человеческую жизнь по ее ценности нельзя уравновесить всеми благами мира. На сбережение человека было нацелено советское военное собаководство. Тот, кому довелось видеть этих скромных тружениц войны, ползущих на брюхе, чтобы вывезти из-под огня беспомощного раненого, или мчавшихся под ураганным обстрелом противника, — не забудет их никогда. Навсегда сохранят к ним чувство благодарности те, кому они помогли в трудный час. А сколько было таких случаев! Ведь санитарно-ездовые упряжки действовали на всех участках более чем тысячекилометрового советско-германского фронта, а общее количество раненых, в спасении которых приняли участие четвероногие, определяется семизначной цифрой.

Чем оценить эту помощь?

И очень обидно за собаку, когда, забывая о ее недавних заслугах, говорят, что теперь, в век техники, она уже не понадобится.

А кто помогает советским воинам и доблестным пограничникам в их нелегкой и опасной службе?

Может быть, читателям будет небезынтересно узнать, что в послевоенные годы среди нашей молодежи развернулось патриотическое движение: с собакой — на границу!

Юноша берет щенка, выращивает его, а когда наступает время призываться в армию, он вместе с четвероногим другом отправляется в пограничную часть.

Его не надо учить обращению с собакой, и собаке не надо привыкать к нему: весь процесс боевой подготовки проходит гораздо быстрее.

И если еще у юноши проявляется чувство границы, без которого немыслима успешная служба тех, кого мы называем «слушающими тишину», то отличный пограничник готов.

В наш век небывалого расцвета науки, изобретения кибернетических машин и других технических чудес по-прежнему собака находит место в жизни человека.

И поныне без собак не отправится ни одна высокоширотная экспедиция, хотя технические средства и вооруженность их не идут ни в какое сравнение с прежним. На шестом континенте собака бок о бок с человеком является такой же разведчицей, как сто лет назад. В Мирном упряжки собак помогали советским зимовщикам выполнять программу Международного геофизического года, поддерживали связь между лагерями разных стран.

В начале 1966 года были введены правила уличного движения в Гренландии, но они не распространились на старинных аборигенов острова — четвероногих. Упряжки собак, как и раньше, могут пересекать страну в любых направлениях без каких-либо ограничений.

Сложна и порой неожиданна служба собаки.

Недавно Государственный совет Финляндии отметил премией в размере семи тысяч финских марок успехи П. Матссона и принадлежащей ему овчарки Лари.

Лари — «геолог». По запаху пирита или серного колчедана она безошибочно определяет, где залегает руда. Летом 1965 года на площади в три квадратных километра Лари разведала 1330 образцов, представляющих промышленный интерес. Специалист-геолог на этой же площади нашел лишь 270 образцов.

В качестве геологов собаки используются и в нашей стране.

В Сиднее (Австралия) небольшая кудлатая собака Джези с помощью щетки на веревке чистит подземные городские трубы. Получается это у нее настолько здорово, что дирекция водопроводной сети и каналов даже стала выписывать Джези зарплату. Конечно, расписывается в ведомости и получает деньги ее хозяин Л. Сандерс.

А все ли знают, что в покорении высочайшей вершины земного шара пика Эверест тоже принимало участие животное — пес Гханкар, принадлежащий проводнику-шерпу Тенцингу?

Так получается, что собака оберегает наш покой, наше имущество и перевозит нас на большие расстояния, штурмует заоблачные высоты и спускается в подземные лабиринты современного большого города, ищет руду и помогает в освоении космоса.

разновидность собак — водяные, которые будут так же служить нам, как сухопутные их предки.

Что еще подарит нам это удивительное животное?

* * *

— Развели собак! — брюзжит иной раз обыватель.

— Да, развели! — отвечаем мы с гордостью. — И это не только наше хозяйственное достижение.

Когда-то породистую собаку имел только богач. У помещиков были борзые, гончие, собаки для травли медведя; в аристократических салонах — пудели, болонки, вечно трясущиеся левретки.

Сейчас хорошую собаку может держать и рабочий, и служащий, и интеллигент, и колхозник.

Было время — немецкая овчарка или эрдель-терьер, доберманпинчер, боксер или дог считались редкостью.

Теперь их стало больше[1].

Да, да, не забудем про космос!

С конфетных оберток, с обложек подарочных изданий глядит на нас портрет первой заатмосферной путешественницы — Лайки. Ее живые, черные, чуть грустные глаза, полувисячие ушки знакомы каждому. Она первой из высокоорганизованных земных существ пробила тот барьер, о преодолении которого мечтал Циолковский. Ее полет принес науке ценнейшие сведения о влиянии невесомости на живой организм и расчистил путь для исторического подвига Юрия Гагарина.

Давно ли над поверхностью нашей планеты, на тысячекилометровой высоте, наматывая виток за витком, проносились в искусственном спутнике «Космос-110» Ветерок и Уголек, безвестные дворняжки, парии собачьего мира, ставшие одиссеями космических пространств. Если Лайка первая вырвалась за пределы земной атмосферы, то на долю Ветерка и Уголька выпало исследование радиационного пояса, окружающего Землю.

Нетрудно представить себе картину: межпланетный корабль землян опускается там, где не бывал человек. Чужой, неведомый мир. Что он сулит? Каковы здесь условия обитания? Приоткрывается люк, и — в скафандре, в полном космическом облачении первой ступает на незнакомую землю собака.

И очевидно, собаке предстоит первой последовать за человеком в подводные глубины, на дно океанов и морей. Вероятно, совсем не просто представить домашнее животное — собаку, живущую, как рыба, в воде. И тем не менее, это не беспочвенная фантазия. Ученые уже ведут такие опыты. Оказывается, при определенных условиях легкие могут функционировать и под водой. Опробованы мыши, крысы. И выяснилось, что особенно перспективна собака. Она способна выдержать наиболее продолжительный срок пребывания под водой. Ее организм быстрее перестраивается, приспосабливается к новому режиму. И ее легкие легче освобождаются от воды, когда животное возвращается в привычную среду. Уже давно ученые пророчат: будущее человечества лежит на дне океанов и морей. Там — огромные нетронутые запасы руд. Нужно освоить сокровища «голубого континента», приспособиться жить под водой. Бессловесный друг помогает решать и эту проблему. Кто знает: может быть, завтра появится особая

Народный артист СССР С.В.Образцов со своей собакой породы сенбернар

Да, развели. И очень хорошо. Но удивительно не это, удивительно, как некоторые до сих пор не возьмут в толк, что собаки необходимы нам. Они нужны сельскому жителю, ибо он издревле привык иметь около себя мохнатого друга; нужны горожанину, как часть природы, которой ему так порой не хватает; и нужны всем как полезная, необходимая отрасль хозяйства и одновременно интересный, увлекательный вид спорта.

Охотник не пойдет в тайгу без собаки. Пограничник также не обходится без нее.

Почему в ветеринарных институтах перестали преподавать клинику мелких животных? Почему собаку можно убить, искалечить и виновных в этом не привлекают к ответу. Почему?[2]

«Неужели так трудно понять, что животные дороги их владельцу?» — пишет в редакцию газеты одна читательница. Допустимы ли сцены, подобные той, о которой с возмущением сообщила москвичка Н. Плотникова?

«На Чистопрудном бульваре, — написала она, — я заметила мальчика лет двенадцати с собакой на поводке. Он шел по обочине бульвара у самой трамвайной линии. Вдруг вижу трамвай. Мальчик прижался к самой решетке бульвара, одной рукой обхватив ее, а другой придерживал собаку за шею. У меня замерло сердце: вдруг сорвутся! Лишь потом я узнала, что люди, в том числе и дети, не имеют права ходить с собаками там, где ходят все, а только у обочины, несмотря на то, что подвергаются опасности попасть под трамвай…».

Верные мысли находим мы в этих письмах. Действительно, во многих странах с собакой можно заходить даже в кафе, ресторан, а в магазины и тем более. Хотите оставить собаку на улице, пока сами выбираете продукты, пожалуйста. А почему так панически боимся этого мы?

В конце концов не обязательно всем любить животных, но нельзя их подвергать всяческим несправедливостям.

Не дело, когда врач или учитель внушает подростку: бойся животных, особенно собак, не играй с ними — они заразные. Санитары и эпидемиологи кричат: не берите в дом собаку, кошку — закаетесь! Особенно, если у вас дети.

А вот некоторые ученые утверждают, что животные создают вокруг нас определенную бактерицидную защитную среду, которая действует как предохранительная прививка, помогает выработать иммунитет к ряду заболеваний и в конечном счете благотворно сказывается на человеческом организме, на здоровье владельца.

Вероятно, потому нам не известен ни один старый собаковод, болевший хотя бы одной из тех болезней (так называемых зоонозов), которыми имеют обыкновение запугивать медики. А мы только и твердим: бойся бешенства, бойся чесотки, стригущего лишая, парши, глистов, бойся, бойся! Кому верить? (Конечно, если собаку не содержать в порядке, она может стать источником огорчений для хозяина, в том числе источником заболевания заразной болезнью. Но ведь и грязный, неопрятный человек опасен для окружающих).

Пропаганда гигиены необходима, но умная, не запугивающая человека. Нельзя жизнь рассматривать как стерильную колбу.

Мы — за профилактику. Но против ненужных перегибов и невежества. Пора вооружиться законом против тех, кто допускает самоуправство. Речь идет не просто о материальной ответственности. Это — вопрос нравственности.

А слыхали ли те, кто недолюбливает собак, что уже бытует такое выражение: «Доктор прописал собаку»? Знают ли они, что близость, ласка животного полезны нервным детям? Что вообще занятие собаководством дисциплинирует подростка, дает ему массу знаний, порой делает из хулигана отличного, сознательного парня?

Мы упоминали о той бактерицидной среде, которая создается близостью чистого, ухоженного, правильно содержащегося животного и которая может очень и очень пригодиться организму хозяина собаки. Еще полезнее собака его душе.

Однажды народный артист СССР Сергей Образцов (страстный любитель животных) заметил, что любовь не может быть абстрактной, любовь — всегда конкретна, и только тогда она, любовь, заслуживает уважения, только тогда восхищает и возносит к высотам красоты и счастья. Какие волшебные, тонкие струны заставляет звучать в нашей душе любовь к незаметному и безответному существу, которое мы нарекли Собакой!

Собака ваш друг. Любите собаку!

Б. РЯБИНИН

статья получена со страницы https://pets.wikireading.ru/